Поиск значения / толкования слов

Раздел очень прост в использовании. В предложенное поле достаточно ввести нужное слово, и мы вам выдадим список его значений. Хочется отметить, что наш сайт предоставляет данные из разных источников – энциклопедического, толкового, словообразовательного словарей. Также здесь можно познакомиться с примерами употребления введенного вами слова.

Энциклопедический словарь, 1998 г.

батай

БАТАЙ (Bataille) Жорж (1897-1965) французский писатель и философ. Отрицание любых предустановленных норм человеческого поведения, утверждение суверенитета воли, "скандальных" форм самоосуществления личности в культурно-философских сочинениях (в т.ч. эссе "Внутренний опыт", 1943, "Литература и зло", 1957), в романах и повестях ("История глаза", 1928; "Госпожа Эдварда", 1941; "Моя мать", опубликовано в 1966), наполненных кощунствами, шокирующими картинами эротического опыта, приводящего к саморазрушению и тяге к смерти.

Википедия

Батай

Бата́й  — французская фамилия. Известные носители:

  • Батай, Дельфин (род. 1969) — французский политик, сенатор Франции, член Социалистической партии.
  • Батай, Жорж (1897—1962) — французский философ и писатель, стоявший у истоков постмодернизма.
  • Батай, Кристиан (род. 1946) — французский политик, депутат Национального собрания Франции, член Социалистической партии Франции.
  • Батай, Шарль Амабль (1822—1872) — французский оперный певец.

Примеры употребления слова батай в литературе.

И в результате, в противоположность тому, что делал Батай, человек, не зная и не видя этого, оказывается внутри гегелевской очевидности, которую он, по его мнению, сбросил с плеч.

И уже сейчас, в этой прелюдии, можно почувствовать, что то невозможное, над которым медитировал Батай, всегда будет иметь эту форму: каким образом, исчерпав дискурс философии, вписать в лексику и синтаксис какого-то языка - нашего, который был также и языком философии, - то, что тем не менее выступает за рамки, не вписывается в оппозиции понятий, управляемые этой общепринятой логикой?

Именно в этом промежутке между подчинением, помещением и суверенностью и следовало бы исследовать соотношения между литературой и революцией как Батай мыслил их себе в ходе своего разъяснения с сюрреализмом.

Оно как будто изглаживает прерывность, и на самом деле именно так нам следует понимать необходимость непрерывного континуума, к которой непрестанно апеллирует Батай, так же как и к необходимости коммуникации.

Мы не можем - Батай не мог и не должен был - располагать никаким другим понятием и даже никаким другим знаком, никаким другим единством слова и смысла.

В этом письме - том, что ищет Батай, - те же самые понятия, с виду оставшиеся неизменными, поражаются - какими бы непоколебимыми они ни казались - утратой смысла, к которой они скользят и тем самым без всякой меры разрушают самих себя.

Двигаясь таким образом путями того, что Батай называет всеобщей экономией.

Почему сегодня - даже сегодня - лучшие читатели Батая относятся к тем, кому гегелевская очевидность кажется столь легким грузом?

Все понятия Батая, взятые по одному и зафиксированные вне своего синтаксиса, являются гегелевскими понятиями.

Мы даже могли бы вычленить в тексте Батая целую зону, в которой суверенность остается в рамках классической философии субъекта и, что самое важное, - того волюнтаризма9, который, как показал Хайдеггер, еще у Гегеля и Ницше смешивался с сущностью метафизики.

Но мы не читали бы текст Батая, если бы не вплетали эти положения в их общую ткань, которая разрушает их - выстраивая в цепочку или вписывая в себя.

В отличие от логики, как она понимается в ее классическом понятии, в отличие даже от гегелевской Книги, которую сделал своей темой Кожев, письмо Батая - в качестве высшего - не терпит различия между формой и содержанием.

Философ слеп к тексту Батая потому, что философом он является лишь в силу этого несокрушимого желания остановить, удержать достоверность себя самого и безопасность понятия от этого скольжения.

И одновременно оно подставляет таким вопросам свою низшую сторону, с которой, по словам Батая, оно соединяется в труде, дискурсе, смысле.

Не есть ли это одна из черт, сближающих мышление Батая с мышлением Бланшо?

Источник: библиотека Максима Мошкова